"Про деда Пантелея" (ироническая поэма)

  • 07 Фев 2016

Про деда Пантелея

Сказ о курортной жизни старика

Геннадий Лист

(ироническая поэма)

Промелькнуло много лет.
Уж не знаю в коем лете
Отдыхал на юге дед,
Побывав и на балете.
Мне поведал то отец,
Что услышал от отца.
Ну, а вам я расскажу
От начала до конца.

ஓજஓજஓ

На деревьях ‒ лист не свеж…
Пройден путь поры надежд.
Всё ‒ в мозолях, ноют руки,
Позади ‒ мытарства, муки.
От колхозной маяты
Посводило животы.
Всё убрали, всё скосили
И «обмыли», закусили.
Ото ржи ‒ «пеньки» одни.
Получили трудодни.
Намололи ‒ просто жуть!
Уж теперь бы отдохнуть,
Но мечтать не вредно, скажем:
Как умрём, тогда и ляжем.

ஓજஓજஓ

Эта личность ‒ всем знакома,
Не сидится ему дома:
Председатель ‒ тут как тут,
Вроде трезвый ‒ баламут.
Как не ждёшь его, он ‒ здесь…
На минутку не присесть!
Кладёт руку на плечо,
Речи льются горячо.
«Аль теперь радикулит
Твой уж больше не болит?..
Помнишь, в прошлый год «закис»? ‒
Я тебе: мол, жди сюрприз!
Так что, деда Пантелей,
Ты давай-ка не болей!
Вот тебе путёвка… Вскоре
Отправляйся в санаторий!
Я давно тебе сулил…
Профсоюз всё оплатил.
Да не мни промеж ладоней!
Попрощайся с бабой Тоней.
И давай-ка без отказа…
Номер «люкс» уже заказан!
Да на поезд поспеши.
Как приедешь ‒ напиши!»

ஓજஓજஓ

Утомил я ваши очи?
А уж наш дедуля ‒ в Сочи.
Позже прибыл в санаторий,
Занял «люкс» с окном на море.
«Хряпнул» двести ‒ за присест
(Есть обычай: за приезд),
Чтоб «жилося» и «спалося»,
Ну, а главное ‒ «пилося».

ஓજஓજஓ

И еда, и развлечения ‒
Всё здесь будет, без сомнения.
Дни проходят потихоньку,
Вдруг он вспомнил свою Тоньку.
Про «однако» и «весьма»
Мы узнаем из письма
Что решил он написать ‒
Может что-нибудь приврать.

ஓજஓજஓ

ПИСЬМО

Здравствуй, жёнушка моя!
Чай скучаешь без меня?!
Ну, а мне здесь ‒ не до скуки:
За все годы этой муки
Отдохну, себя любя,
От соседей, от тебя.

Ты сейчас, поди, на печке
Кирпичами спину лечишь?
А вот мой радикулит
Почитай и не болит.
Хоть лечи, хоть не лечи,
На песке ‒ как на печи.

Тут жарища… Пекло даж!
Посетил я ихний пляж.
Вся толпа туда течёт…
Солнце лысину печёт.
Прыгнул в море сгоряча…
Жуть солёно, как моча!
Хлебанул (мне ж не знакомо) ‒
Полоскал рот самогоном.
Ну, да ладно ‒ привыкаю,
Шибко рот не разеваю.

Тут спорол я ерунду,
Посмотрев в одну трубу.
У себя под носом аж
Вдруг увидел «голый» пляж.
Нагишом все загорают:
Солнце лучше мол, ласкает.
Я такого коленкору
Не видал по эту пору!

Может помнишь тот момент
(Я б сказал: эксперимент),
Как закидывал уду
За лесочком на пруду?
Подсмотрел, хоть вижу слабо,
Как бельё полощут бабы,
Наклонившись низко в воду.
И не более ‒ ей богу!
После той картины сразу
Полюбил тебя два раза.
«Ты сходи, ‒ сказала, ‒ снова»,
Обозвавши: «Казанова».
Но, как здесь, и всё зараз ‒
В первый и последний раз!

Тут вот случай-то какой:
Поливают мне водой
(Не пойму, что за дела)
Прямо нижние тела.
«Минералкою» зовут,
Говорят мол: «Будешь крут!..
А ещё, коль бросишь бражку,
Побежишь к соседке Машке.
Да и Тоньку не обидишь,
Хватит всем ‒ ты сам увидишь!»
Вот приходится гадать:
Мне уж чай ‒ не двадцать пять,
Мало ль, молодость припомнишь ‒
Честь на старости уронишь?!

Раз пошли балет смотреть…
Просто скука ‒ умереть!
Глядь, портянки раздвигают ‒
Или как их называют?
В них ‒ аршин наверно тыща,
Позавидовал бы нищий.
Их сорвать бы, да в охапку ‒
Здесь без надобности тряпка.
Накроить рубах не грех,
Тут хватило бы на всех:
Мужикам, дитям нашить,
Ну и бабам, может быть.

Вот лебёдки выплывают
(Здесь так девок называют).
Голь сплошная… Что за гадство!
Ниже пояса ‒ богатство
Всё из перьев лебедей:
Вроде нашенских гусей.
Все ‒ на цыпочках и пляшут,
Но не так, как бабы наши.
Не пойму я этой моды:
Как какие-то згороды,
Все тощи как на подбор, ‒
Прямо суповой набор,
Что из нашего лабаза:
Сколь ни ешь, а сыт ‒ не сразу.

Здесь еда ‒ вот так еда!
Не с пригорка лебеда.
Дома вечно ‒ щи да каша ‒
Надоела ерунда!
Ну, а в праздники бывает
Тоже каша, но другая.
Не пойму, как не зачах
На твоих порожних щах?!
Тут ‒ икра, а хошь ‒ балык
(От харчей твоих отвык),
Вин заморских ‒ всё залей,
И салат из трюфелей!
Ни за что платить не надо:
Хочешь ‒ ешь, а хочешь ‒ пей.
В обчем ‒ разный разносол,
А зовётся «шведский стол».

Вот, к примеру, ананас,
(взял один я про запас)
С виду вроде бы корюзлый ‒
Слаще брюквы в десять раз.
Привезу тебе, жена,
Заодно уж и вина.
«Темнота», ведь вкус, пожалуй,
Не уловишь ни хрена!

Не забудь к Фоме зайти,
Да смотри не приюти!
Обещал перед отъездом
Мне должок он занести.
Так и сгинул обормот!
Как ни есть ‒ блудливый кот:
Почитай на год он младше,
Всё туда… его несёт.
Коль зайдёт, так пусть отдаст,
Чай не лишние… у нас!
Ну, как вдруг с другим вопросом ‒
В дверь его, котяру, носом!

Хорошо б сюда порой,
Только нужен денег рой!
Вот тебе б сюда погреться,
Подлечить свой геморрой!
Поглядела б на народ,
А то ‒ дом, да огород.
Тут такие загорают… ‒
Чай не хуже, не урод!

Побывала б, как во снах,
Даже в пальмовых лесах!
Уж не знаю, как здесь будешь,
Коль в трёх соснах вечно блудишь?
Сколько лет уж путь один ‒
В сельсовет да в магазин.
Что гадать, коль живы будем,
Может, здесь ещё побудем!

Мне сейчас пора опять
Минералку принимать.
Надоела! Не поверишь ‒
Уж тошнит, ядрёна мать!
Ладно б только обливали,
Лишь бы пить не заставляли.

А потом схожу на море,
Полюбуюсь на раздолье.
Поброжу у диких скал,
Я ж об этом не писал
И не буду… Как приеду ‒
Доскажу, как отдыхал.
Всяких слухов, разных врак
Ты не слушай ‒ всё не так!
Ты же знаешь: в этой жизни
Без тебя мне ‒ «полный мрак»!

До свидания, моя Тоня!
Жди! До встречи на перроне!
Навсегда твой верный муж.
(Всё от слёз намокло уж).
Нет родимее плеча,
Ты ‒ единственный причал.
Дивный фрукт, что слаще брюквы,
Привезу, как обещал.

ஓજஓજஓ

Спохватился, что забыл
Написать, как в баре был.
Про омаров и про пиво,
Про шампанское игриво…
Да уж поздно: послюнявил,
Запечатал, и отправил.

ஓજஓજஓ

ОТВЕТ

Здравствуй, муж мой Пантелей!
Вижу, стал ты посмелей.
Чую, вроде изменился
И в речах стал понаглей.
Аль нашёл себе «причал»,
Али вовсе одичал
На курортах энтих жарких?
Говорят, там только гаркни ‒
Вмиг облепят, словно мухи.
Просто так не ходят слухи.
Но об этом погожу,
Попозжей тебе скажу.

Слух идёт про те моря
(Может, брешут что-то зря),
Что в ём чудищ ‒ как в болоте,
Норовят всё втихаря…
Я уж тут в печальной грусти:
Мало ль что-нибудь откусят?!
Хоть ненужное, ну что ж…
Столько лет ‒ сроднились всё ж!
Пусть, как ужик, безобидный,
А не знамши, скажут: видный!

Написал ты мне в письме
О какой-то там воде.
Может, брякнул сгоряча,
Что совсем она ничья,
Минералкой ‒ хоть залейся,
Как из нашего ручья.
Всё ‒ брехня это! Похож,
Видно пользы ‒ ни на грош?!
Хотя всякое бывает:
Был плохой, а стал хорош.
Ну как вздумаешь пригреть ‒
На хрен можешь помереть
С непривычки, аль от сердца,
Того хуже ‒ захиреть.
Уж не молод гоношиться ‒
То… не в грядке копошиться.
Хоть и льют тебе на тело,
Всё ж ‒ ответственное дело.
А с твоим радикулитом…
Не мечтай, чтоб «шито-крыто»,
Ты родной мой Пантелей!
Шибко воду ту не лей:
Коль уж нет (в том смысле) мочи,
Не помогут тебе Сочи!

Моего послушай сказу:
По горам пореже лазай.
Поднимаясь на крыльцо,
Уж меняешься лицом.
На словах ‒ лишь бодрячком,
А придёшь ‒ лежишь ничком.
То «подай», то «принеси»,
Как проспишься ‒ «поднеси»…
Там один ты, кто спасёт?
Ветром в пропасть враз снесёт.

Это в коем-то году
Подсмотрел ты на пруду!?
Только знаешь бередить ‒
Мелишь всякую бурду.
Но намёк, кажись, понятен,
Только жаль: не очень внятен.
Как червивый старый груздь,
Навеваешь вечно грусть.
Всякий раз тот день ушедший
Вспоминаю и молюсь.
Даже ком подходит к горлу:
Вдруг теперь не пригожусь?!

Ты смотри уж, мой милок,
Меньше шастай без порток!
Не глазей на что попало ‒
Знаю: тот ишо ходок!
Я ж могу не так понять,
Кой чего и предпринять.
Вот Фома, к примеру, может
И без проб меня принять.
Ладно-ладно, пошутила!
Нет того, чтоб приютила.
Ты ‒ один такой злодей,
Озорник, прелюбодей!

Говоришь всё про еду…
Знаем ихнюю бурду!
Вот опять не угодила,
Вечно ты ‒ в свою дуду…
Ну, а чем же плохи щи?!
Ешь ‒ так за ухом трещит!
Всё ‒ по-разному, чтоб вкусно:
Лебеда или капуста.
И крапива ‒ полбеды,
Даже лучше лебеды.
Всю захаял, а зазря:
Я же всё ‒ здоровья для!
Здесь конечно, Пантелей,
Нету пальмовых аллей.
Где ж сыщу тебе я энтих
Пресловутых трюфелей?
Без того рецептов ‒ тыща,
Чтоб была здоровой пища.

А Фома твой по сей день
По деревне ‒ в дребедень…
Раз в вечор он появился
Возле окон, словно тень.
Не волнуйся, долг отдал,
Помогать мне обещал.
Оказалось, не такой он,
Как его ты описал.
Хоть и пьёт, как сивый мерин,

А не чувствуется лени.
Буркнул мне за чашкой чая,
Что живёт один, скучает.
Про тебя спрашал частень,
Чтоб узнать приезда день.
Не подумай, без намёка ‒
Хватит юности урока!
С «рыльца» сдуло весь «пушок»…
Может, в девках был грешок,
Но теперь я ‒ как могила!
Разве только на чуток…

Про балет я не слыхала,
Но зато тебя нахала
Хорошо узнала ‒ слаб!..
Сроду пялишься на баб.
Мог бы сразу разобраться,
Не глазеть на их богатство.

Коль живёшь ты на югах,
Разбирался б хоть в словах!
Не пристало про «портянки»,
Да ещё и при людях…
Да чтоб так, не зная меры!?..
Каждый знает, что ‒ портьеры…
Как ни есть, а срамота…
Говоришь мне: «темнота»!
Но не буду пререкаться.
Надо, ль нам с тобой брехаться?!
В магазин сейчас схожу.
Что ж без дела-то сижу!
Прикуплю крупы какой…
Как приду так повяжу:
Всё от скуки и тоски,
Для тебя к зиме носки.
До свидания, Пантелей!
Уж увидеть бы скорей…
Из меня ‒ какой работник?
Приезжай скорей, курортник!
Без тебя всё тело стонет.
С уваженьем! Твоя Тоня.

ஓજஓજஓ

Я и сам, не сожалея,
Был в деревне Пантелея.
Старче местный под хмельком
Что-то вспомнил, но мельком.
Где-то сам я что придумал,
Чтоб поведать вам о том.
Постарел он, что скрывать,
Что-то стал и забывать.
Может в Сочи был тот дед,
Может ‒ в Евпатории…
Всё ж прошло немало лет.
Кончилась история.

ஓજஓજஓ

Как дед смотрел балет

Раз пришёл ко мне сосед, как-то в воскресенье
«Давай сходим на балет ради развлечения!»
Собрались и в первый ряд взяли два билета
В тот театр, что у реки, оперы-балета.

Читать далее

Ещё интересные статьи

Юмор про шахтёров

  • 08 Май 2014

Награждают шахтёра, отличившегося во время обвала в шахте. Цветы, речи, кругом корреспонденты. Директор шахты рассказывает: ‒ И этот замечательный герой не удрал из забоя.